Коллизионное регулирование семейных отношений в МЧП

Для семейного права, как ни для какой другой области правового регулирования, характерны весьма существенные различия между правовыми системами различных государств. Это объясняется тем, что на регулирование семейных отношений большое влияние оказывают национальные особенности и традиции. Регулирование этих отношений имеет вековую историю. На разработку правовых норм, особенно в области семейного права, оказывает влияние церковь, религиозные догматы. Этим объясняется и фактическое отсутствие в данных областях международной унификации материально-правовых норм. Здесь безраздельно господствуют коллизионные нормы, но они лишь отсылают к праву отдельных государств. В последние годы возросло значение многосторонних и двусторонних договоров, содержащих коллизионные нормы в этих областях.

В одних странах имеются ограничения для женщин, вступающих в брак: они могут вступать в брак только по истечении определенного периода времени после развода или смерти мужа, в других странах такие ограничения не установлены.

Имеются страны, в которых установлены ограничения или особые условия для вступления в брак их граждан с иностранцами. Так, в Дании браки с иностранцами разрешены только в том случае, если лицо, вступающее в брак, старше 24 лет; иностранка может выйти замуж за датского гражданина при условии, что он имеет достаточную жилплощадь в Дании, постоянные доходы и способен предоставить банковскую гарантию на 7000 евро. В Туркмении установлены следующие правила: наличие собственности на недвижимость или же квартиру; требования о взносе иностранцем определенной страховой суммы, которая должна быть выплачена туркменской гражданке или на содержание детей в случае расторжения брака. Имеются и такие государства, которые вообще не допускают заключения браков такого рода. В нашей стране лишь в течение очень короткого периода (1947 — 1953) по причинам сугубо политического характера браки советских граждан с иностранцами были запрещены.

Для семейного права ряда государств характерно главенство мужа; во многих странах до сих пор сохраняется неравноправное положение мужа и жены в семье. Гражданские кодексы этих государств установили так называемый брачный договор, который заключается до брака и закрепляет прежде всего права мужа на имущество жены.

Законодательство большинства государств исходит из принципа моногамии, однако в странах, относящихся к мусульманскому миру, характерной особенностью в области семейных отношений является полигамия (многоженство).

В отдельных странах Азии и Африки признается многоженство (полигамия), сохраняются архаические обычаи уплаты выкупа за невесту, установлен крайне низкий возраст для вступления женщины в брак. Законодательству и практике ряда стран известны расовые ограничения; не допускаются браки между людьми разной расы или разного вероисповедания.

Из этих отдельных примеров видно, что при различиях в семейном законодательстве в тех случаях, когда в брак вступают граждане разных государств, решение коллизионного вопроса приобретает большое значение. Коллизионные нормы семейного права стран отличаются большим разнообразием. Брачная правоспособность, т.е. само право вступать в брак, отсутствие препятствий для вступления в брак — все это определяется в ряде государств личным законом каждого из супругов. В случае расторжения брака между супругами различного гражданства в ряде стран применяется законодательство страны гражданства мужа.

Брак, заключенный в одном государстве в соответствии с законом места его заключения, может быть не признан в другом государстве, что порождает «хромающие» браки. В ряде государств признается институт обручения (помолвки), причем в отдельных странах определяется, какое право подлежит применению к помолвке и к последствиям нарушения помолвки (например, в Законе о международном частном праве Турции 1992 г. или в Законе о реформе международного частного права Италии 1995 г.).

Что же касается регулирования коллизионных вопросов, то в одних странах такие нормы включены в новые законы о международном частном праве (Австрия, Венгрия, Швейцария, Турция, Эстония и др.), в других — в семейные или гражданские кодексы.

Изменение фамилии лиц, вступающих в брак, также определяется на основе коллизионных норм. Так, в Германии, согласно Вводному закону к ГГУ, возможность изменения фамилии определяется правом государства гражданства каждого из супругов. Таким образом, при вступлении в брак граждан разных государств в отношении каждого из них это будет определяться правом его страны.

Подробные коллизионные нормы в области семейного права содержатся в эстонском Законе о международном частном праве 2002 г.

В современных условиях резкого увеличения миграции населения, расширения контактов между гражданами различных государств число так называемых смешанных браков, под которыми понимаются браки российских граждан с иностранцами, резко возросло. Российское законодательство не предусматривает необходимости получения разрешения на вступление в такой брак. Увеличилось не только число таких браков, но и расширилась география происхождения лиц, желающих вступить в брак в России с российскими гражданами. Увеличение числа браков с иностранцами влечет за собой увеличение числа случаев разного гражданства детей и родителей. Так, самой большой проблемой, о чем свидетельствует практика заключения браков российских гражданок с мужчинами-мусульманами, становится проблема судьбы детей от такого брака. В Алжире, Сирии, Иордании и в ряде других стран в случае развода дети должны остаться с отцом.

В России и за рубежом увеличилось число споров о расторжении браков, заключенных нашими гражданами с гражданами других стран, споров о содержании и судьбе детей, других споров в области брака и семьи, при решении которых необходимо прибегать к коллизионным нормам.

При распаде семьи острые конфликты возникают при решении вопросов, с кем останутся дети, как будут осуществляться родительские права.

В России с 1 марта 1996 г. действует новый Семейный кодекс, принятый в 1995 г., включающий разд. VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства», где сформулированы коллизионные нормы о заключении брака, признании его недействительным, расторжении брака, о личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях супругов, установлении и оспаривании отцовства (материнства), правах и обязанностях родителей и детей, алиментных обязательствах совершеннолетних детей и других членов семьи, усыновлении. По сравнению с предшествующим кодексом в этот раздел нового Кодекса внесены существенные изменения и дополнения, а именно:

— предусмотрены правила о применении права в отношении определения личных и неимущественных отношений супругов, прав и обязанностей родителей и детей, алиментных обязанностей членов семей;

— произошел отход от ранее действовавшего строго территориального принципа, на основе которого к семейным отношениям с участием иностранных граждан применялось, как правило, наше законодательство. Теперь же предусмотрены отсылки, допускающие применение не только российского, но и иностранного права;

— был осуществлен переход от односторонних к двусторонним коллизионным нормам;

— в значительной степени была устранена возможность возникновения «хромающих» браков, под которыми, как отмечалось выше, понимаются браки, заключенные в одном государстве и не признаваемые в другом;

— новым является также то, что в некоторых случаях допускается выбор подлежащего применению права самими сторонами (в брачном договоре или в соглашении об уплате алиментов).

Наряду с СК РФ правила, имеющие значение для регулирования семейных отношений, содержатся в федеральных законах от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния», от 31 мая 2002 г. «О гражданстве Российской Федерации», а также в ряде других актов, в частности в Положении о Консульском учреждении Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ 5 ноября 1998 г.

Существенное значение в области семейного права имеют международные договоры. Применительно к семейно-правовым отношениям между гражданами СНГ особую роль призваны играть многосторонняя Минская конвенция 1993 г. и Протокол к ней 1997 г. В части третьей Конвенции «Семейные дела» содержатся правила о праве, подлежащем применению к заключению брака, правоотношениям супругов, расторжению брака, признанию брака недействительным, установлению и оспариванию отцовства, правоотношениям родителей и детей, усыновлению, а также опеке и попечительству. Эти детальные правила широко применяются в странах СНГ. Заключение этой Конвенции стало жизненной необходимостью, поскольку в целом ряде случаев члены семей после распада Советского Союза оказались на территориях различных государств. Новая редакция Конвенции была принята в Кишиневе 7 октября 2002 г. (см. гл. 2). Соответствующие положения Протокола 1997 г. вошли в часть III разд. II этой Конвенции (ст. 29 — 40).

Читать статью  Психология отношений между мужем и женой: кризисы, проблемы и как их решать

Из многосторонних универсальных конвенций в области семейного права следует упомянуть ряд конвенций, разработанных Гаагской конференцией по международному частному праву (см. гл. 3). Это — Конвенция о заключении и признании действительности браков 1978 г.; Конвенция о праве, применимом к режиму имущественных отношений супругов, 1978 г.; Конвенция о признании разводов и решений о судебном разлучении супругов, 1970 г.; Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам, 1973 г.; Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам в отношении детей, 1956 г.; Конвенция о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей 1958 г.; Конвенция о компетенции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних 1961 г.; Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления (удочерения) 1993 г., которая была подписана Россией в 2000 г. Конвенция вступила в силу для 56 государств, среди ее участников Австрия, Франция, Италия, Канада, Израиль, Грузия, Латвия, Литва, Молдавия, Польша, Белоруссия. Имеется и ряд других конвенций о правовом положении детей, например, Гаагская конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений иностранных судов в области усыновления 1965 г., Конвенция о подсудности, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в области ответственности родителей и мероприятиях по защите детей (Гаагская конвенция о защите детей) 1996 г., Гаагская конвенция о международной защите совершеннолетних 2000 г.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Коллизионные вопросы брачно-семейных отношений

2. Правовое регулирование брака и семейных отношений с участием иностранного элемента в Республике Беларусь.

3. Заключение брака за рубежом.

4. Международное усыновление.

Хороший брак покоится на таланте к дружбе.

Коллизионные вопросы брачно-семейных отношений

Материально-правовые нормы семейного права различных государств имеют большое разнообразие, что порождает на практике возникнове­ние коллизий при решении различных вопросов брачно-семейных пра­воотношений.

Существенное влияние на регулирование се­мейных отношений оказывают национальные, бытовые, религиозные особенности и традиции.

В области семейного права как института международного частного права большую роль играют Гаагские конвенции: об урегулировании коллизий законов в области заключения брака (1902 года); об урегулировании коллизий законов и о юрисдикции относительно разводов и судебного разлучения супругов (1902 года); о коллизиях законов относительно личных и имущественных отноше­ний супругов (1905 года); Конвенция о заключении брака и признании его недействительным (1978 года); Конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов (1978 года); Конвенция о признании развода и судебного разлучения супругов (1970 года) и др.

Отношения между странами СНГ в области семейного права регулируются Конвенцией 2002 г. о правовой помощи и правовых от­ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Согласно Конституции Беларуси, мужчины и женщины имеют равные права и сво­боды. Для семейных отношений характерно полное равно­правие супругов в решении всех вопросов семейной жизни, в том числе и в отношении воспитания детей. Нормы нашего семейного права направлены на всемер­ную охрану интересов матери и ребенка. В семейных отношениях осуществляется равноправие граждан неза­висимо от их национальности, расы и отношения к рели­гии. Нормы семейного права некоторых государств закрепляют гла­венство мужа в семье, устанавливают ограничения для замужней женщины в oотношении выбора места жительства и распоряжения имуществом.

В отдельных странах Азии и Африки допускается мно­гоженство в форме семьи гаремного типа (полигамия —две формы: полиандрия (многомужество) и полигиния (многожёнство), сохраняется обычай уплаты выкупа за невесту, предусмотрен крайне низкий возраст для вступления в брак. Моногамия, т.е. союз одного мужчины с одной женщиной, является самой распространённой формой брака. В некоторых мусульманских странах (Турции, Ираке) полигамия не допускается.

В ряде случаев наблюдается дискриминация внебрачных детей, а так­же не допускаются браки между людьми разной расы или разного вероисповедания.

Брак, заключенный в одном государстве в соответ­ствии с законом места его заключения, может быть не признан в другом государстве, что порождает так назы­ваемые «хромающие браки».

Основными коллизионными привязками для установления применимо­го права являются:

1. закон места заключения брака;

2. закон гражданства супруга;

3. закон страны постоянного проживания ребенка;

4. закон гражданства усыновителя;

5. закон компетентности учреждения;

6. закон суда и др.

По общему правилу в качестве основной коллизионной привязки используется отсылка к личному (национальному) закону супругов и других членов семьи. При этом в Австрии, Германии, Италии, Франции, Японии и ряде других госу­дарств условия вступления в брак определяются по закону страны гражданства супругов. В то же время в странах англо-американского права эти вопросы решаются по закону страны места жительства лиц, вступающих в брак.

В Китае при вступлении в брак с иностранцем применяется за­кон страны места заключения брака, а при расторжении брака — за­кон страны места нахождения суда, принявшего дела к рассмотре­нию.

Отношения между родителями и детьми, как правило, регули­руются законом государства, в гражданстве которого состоят роди­тели и дети.

Согласно Гаагской конвенции о заключении брака и признании его недействительным, право вступления в брак определяется лич­ным (национальным) законом лиц, вступающих в брак.

По Гаагской конвенции о праве, применимом к алиментным обя­зательствам в отношении детей, вопрос о том, в каком объеме и от кого ребенок вправе требовать алименты, решается по закону страны, где ребенок имеет постоянное место жительства.

В соответствии с Гаагской конвенцией о признании развода и судебном разлучении супругов иск о разводе возможен как по лич­ному (национальному) закону супругов, так и по закону места предъявления иска.

К обязательным условиям заключения брака принято относить взаимное согласие лиц, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста.

Согласно Конвенции 2002 г. о правовой помощи и правовых от­ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам условия заключения брака определяются для каждого из будущих супругов законодательством государства, гражданином которой он является, а для лиц без гражданства — законодательством страны, являющейся их постоянным местом жительства. В отношении препятствий при заключении брака должны быть соблюдены требования законодательства страны, на территории которой заключается брак (ст. 29).

Личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству государства, на территории которой они имеют совместное местожительство (ст. 30 Конвенции 2002 г.). Если один из супругов проживает на территории одной страны, а второй — на территории другой страны и при этом оба супруга имеют одно и то же гражданство, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству страны, гражданами которой они являются.

Если один из супругов является гражданином одной страны, а второй — другой страны и один из них проживает на территории одной, а второй — на территории другой страны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству государства, на территории которого они имели свое последнее совместное местожительство. Если эти лица, не имели совместного жительства на территориях стран, то применяется законодательство страны, учреждение юстиции которой рассматривает дело. Правоотношения супругов, касающиеся недвижимого имущества, определяются по законодательству страны, на территории которой находится это имущество.

По делам о расторжении брака применяется законодательство страны, гражданами которой являются супруги в момент подачи заявления.

Заключение брака может быть совершено либо в гражданской, либо в религиозной форме. Все страны могут быть разделены на три группы, в которых:

1. правовые последствия порождает только гражданский брак (Германия, Франция, Швейцария, Япония, Россия и др.);

2. брак может быть заключен альтернативно либо в гражданской, либо в религиозной форме (Англия, ряд штатов США, Дания, Испания, Ита­лия, Канада и др.);

3. существует только религиозная форма брака (Израиль, Ирак, Иран, некоторые штаты США, отдельные провинции Канады).

Церемония бракосочетания осуществляется в присутствии установ­ленного в законе (от двух до шести) числа совершеннолетних свидетелей.

Хотя вопрос об условиях вступления в брак в праве государств урегули­рован различно, можно выделить некоторые общие черты:

1. вступающие в брак должны принадлежать к разному полу, а в случае физической аномалии вопрос о возможности заключения брака реша­ется на основании данных медицинского обследования;

2. вступающие в брак несут ответственность за сокрытие обстоятельств, пре­пятствующих вступлению в брак. Лица, состоявшие ранее в зарегистриро­ванном браке, должны предъявить документы (или иные доказательства);

Читать статью  7 проверенных правил, как построить крепкую и счастливую семью

3. законом запрещаются браки между родственниками по прямой восходя­щей и нисходящей линии, между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, а также между усыновителями и усыновленными;

4. не допускаются браки между лицами, из которых хотя бы одно признано недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия, что дол­жно быть подтверждено решением суда, вступившим в законную силу;

5. при регистрации брака супругам по их желанию присваивается фами­лия одного из них в качестве общей фамилии либо каждому сохраняет­ся его добрачная фамилия;

6. регистрация брака граждан, постоянно проживающих или временно на­ходящихся за границей, возможна только при наличии документов, удо­стоверяющих их гражданство или подданство;

7. если в орган регистрации поступает сообщение о наличии препятствий к заключению брака, регистрация его откладывается;

8. брак может быть заключен только при наличии явно выраженного со­гласия.

1.4. Коллизионные привязки в брачно-семейной сфере

Коллизионные привязки в области брачно-семейных отношений можно условно разделить на традиционные (классические) и современные. Классическими являются те, которые прошли проверку временем и с издавна закреплены в национальном законодательстве зарубежных стран: личный закон физического лица, закон места совершения брака и закон суда. К современным относятся привязки, появившиеся сравнительно недавно как следствие новых веяний международного частного права и представляющие собой формулы прикрепления, наибольшим образом отражающие объективную связь правовых отношений с реальностью.

Личный закон участников правоотношения может быть представлен в виде закона гражданства лица (lex patriae, lex nationalis) или закона постоянного места жительства (lex domicilii). Однако если ранее разделение критериев связывалось с определенной правовой системой, то сейчас можно говорить о постепенном возникновении закономерности использования lex patriae и lex domicilii в зависимости от конкретного института международного семейного права или статуса иностранца. Новеллой в настоящее время является также применение смешанной системы личного закона физического лица, когда законы гражданства и домицилия взаимодополняют друг друга.

Личный закон в отношении материальных условий заключения брака стал общепризнанным подходом в мировой практике. Новой тенденцией в праве ряда стран является расщепление коллизионной привязки в зависимости от статуса иностранца. Для иностранных граждан применяется закон гражданства, а для апатридов – закон постоянного места жительства (статья 146.2 и статья 146.3 СК Азербайджанской Республики от 8 декабря 2004 г. № HO-123 (в ред. от 15.11.2011), часть 2 и часть 4 статьи 163 СК Кыргызской Республики от 30 августа 2003 г. № 201 (в ред. от 30.06.2014), часть 2 и часть 3 статьи 155 СК Республики Молдова от 26 октября 2000 г. № 1316-XIV (в ред. от 14.06.2013), часть 2 статьи 156 СК Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 04.11.2014), часть 2 и часть 4 статьи 167 СК Республики Таджикистан от 13 ноября 1998 г. (в ред. от 19.03.2013), часть 2 и часть 3 статьи 195 СК Туркменистана от 10 января 2012 г. № 258-IV (в ред. от 01.03.2014), статья 55 Закона Украины о МЧП от 23 июня 2005 г. № 2709-IV (в ред. от 16.05.2013)). При этом требуется соблюдение норм непосредственного применения национального права в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака. В Таджикистане установлены дополнительные сверхимперативные требования, если брак заключается с участием иностранца: необходимо его проживание на территории Республики Таджикистан в течение не менее одного последнего года, а также заключение брачного договора (часть 3 статьи 12 СК Республики Таджикистан). Отметим, что согласно части 2 статьи 44 Закона Швейцарии о МЧП от 18 декабря 1987 г. (в ред. от 01.01.2010) закон гражданства в отношении материальных условий заключения брака может применяться только в случае, если брак на территории Швейцарии заключают иностранцы. Схожее правило регулирует расторжение брака: если супруги являются иностранцами и один из них проживает в Швейцарии, то отношения регулируются законом общего гражданства (часть 2 статьи 61 Закона Швейцарии о МЧП).

Закон постоянного места жительства используется при определении личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов. При этом могут вводиться специфические критерии к «совместному» или «последнему совместному» месту жительства. Согласно части 1 статьи 146 СК Республики Армения от 8 декабря 2004 г. № HO-123 (в ред. от 28.02.2011), статье 151.1 СК Азербайджанской Республики, статье 275 КоБС Республики Казахстан от 26 декабря 2011 г. № 518-IV ЗРК (в ред. от 05.07.2014), части 1 статьи 168 СК Кыргызской Республики, части 1 статьи 157 СК Республики Молдова, части 1 статьи 161 СК Российской Федерации, части 1 статьи 172 СК Республики Таджикистан, части 1 статьи 20 °CК Туркменистана личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства – законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства.

Согласно статье 54 Закона Швейцарии о МЧП закон совместного домицилия применяется к общей собственности супругов в случае отсутствия автономии воли. Часть 1 статьи 48 Закона Швейцарии о МЧП в качестве основного правила, регулирующего последствия брака, называет закон домицилия[6]. Закон Венесуэлы о МЧП от 6 августа 1998 г. предписывает применение закона домицилия к материальным условиям заключения брака (статья 21), личным и имущественным отношениям супругов (статья 22).

В настоящее время существует тенденция к возникновению смешанной системы личного закона физического лица. Например, права и обязанности родителей и детей (в том числе обязанность родителей по содержанию детей) регулируются правом государства, на территории которого родители и дети имеют совместное место жительства. При отсутствии совместного места жительства родителей и детей права и обязанности родителей и детей определяются правом государства, гражданином которого является ребенок. По требованию истца к алиментным обязательствам и к другим отношениям между родителями и детьми может быть применено законодательство государства, на территории которого постоянно проживает ребенок (статья 148 СК Республики Армения, статья 153 СК Азербайджанской Республики, статья 277 КоБС Республики Казахстан, статья 17 °CК Кыргызской Республики, статья 16 °CК Республики Молдова, статья 163 СК Российской Федерации, статья 174 СК Республики Таджикистан, статья 202 СК Туркменистана).

Согласно статье 45 Кодекса Бельгии о МЧП от 16 июля 2004 г. смешанный закон применяется к помолвке лиц: закон общего домицилия, а в отсутствие такового – закон общего гражданства[7].

Общая совместная собственность супругов при отсутствии автономии воли в соответствии со статьей 51 Кодекса Бельгии о МЧП регулируется правом государства первого общего домицилия супругов после заключения брака, в отсутствие такового – правом общего гражданства на момент заключения брака[8].

Смешанный подход используется в некоторых странах к расторжению брака. В Бельгии в случае отсутствия автономии воли могут применяться иерархически выстроенные коллизионные привязки: общий домицилий супругов на момент подачи заявления о разводе, последний общий домицилий супругов на момент подачи заявления о разводе, закон гражданства одного из супругов на момент подачи заявления о разводе[9] (параграф 1 статьи 55 Кодекса Бельгии о МЧП). В Болгарии к расторжению брака между иностранцами одной национальной принадлежности применяется закон их общего гражданства, а в случае различного гражданства – право государства их обычного местожительства (статья 82 Кодекса Болгарии о МГП от 17 мая 2005 г.

Согласно статье 25 Акта Японии об общих правилах применимого права 1898 г. (в ред. от 21.06.2006) последствия брака регулируются правом государства общего гражданства, а при отсутствии такового – правом государства их обычного местожительства[10]. Аналогичные привязки применяются к общей совместной собственности супругов (в отсутствие автономии воли) и расторжению брака (соответственно статья 26 и статья 27 Акта Японии об общих правилах применимого права). Закон Эстонии о МЧП от 27 марта 2002 г. к правовым последствиям брака (части 1–3 параграфа 57) устанавливает применение закона общего домицилия супругов, при отсутствии такового – закона общего гражданства, а в случае если супруги проживают на территории разных государств и имеют отличное гражданство – закона их последнего общего домицилия при условии, что один из супругов все еще проживает в данном государстве[11].

Закон места совершения брака (lex loci celebrationis) означает применение права страны, на территории которой заключен брак.

В большинстве государств lex loci celebrationis применяется только в отношении формы заключения брака (статья 146.1 СК Азербайджанской Республики, часть 1 статьи 75 Кодекса Болгарии о МГП, часть 1 статьи 155 СК Республики Молдова, часть 1 статьи 163 СК Кыргызской Республики, часть 1 статьи 156 СК Российской Федерации, часть 1 статьи 167 СК Республики Таджикистан, часть 1 статьи 195 СК Туркменистана, статья 56 Закона Украины о МЧП). Однако в ряде стран – и к материальным условиям вступления в брак (статья 141 СК Республики Армения, статья 229 1 КоБС, статья 228 КоБС Республики Казахстан, часть 1 статьи 44 Закона Швейцарии о МЧП, часть 2 статьи 24 Акта Японии об общих правилах применимого права), что означает соблюдение условий, формы и порядка, установленных законом. Данная коллизионная привязка не соответствует мировой тенденции, так как для определения материальных условий вступления в брак к иностранному гражданину применяется иностранный закон. Исходя из этого, считаем целесообразным внесение изменений в статью 229 1 КоБС с целью введения в отношении материальных условий вступления в брак формулы прикрепления «личный закон лица».

Читать статью  Структура семьи и семейные связи (отношения) — Студопедия

Закон места совершения брака, будучи удобным в применении, порождает ряд проблем, если он применяется к материальным условиям вступления в брак: возможность обхода закона и возникновения хромающих отношений. Касательно формы заключения брака lex loci celebrationis является основной коллизионной привязкой и соответствует современным тенденциям развития международного частного права.

Закон страны суда (lex fori) используется как отсылка к своему национальному праву. Обращение к закону страны суда может достигаться посредством прямого указания на данную формулу прикрепления в коллизионной норме или путем применения односторонних коллизионных норм. Второй вариант используется в брачно-семейном законодательстве Республики Беларусь (статья 229 1 (заключение брака), статья 231 (расторжение брака), статья 232 (установление материнства и (или) отцовства), статья 233 (усыновление) КоБС), что требует корректировки и замены устаревших норм более современными и дифференцированными правилами. Отметим, что в отношении расторжения брака с иностранцами в законодательстве иностранных государств сложилось устойчивое правило в применении закона страны суда (статья 150.1 СК Азербайджанской Республики, часть 1 статьи 145 СК Республики Армения, часть 1 статьи 244 КоБС Республики Казахстан, часть 1 статьи 167 СК Кыргызской Республики, часть 1 статьи 158 СК Республики Молдова, часть 1 статьи 16 °CК Российской Федерации, часть 1 статьи 171 СК Республики Таджикистан, часть 1 статьи 198 СК Туркменистана, часть 1 статьи 236 СК Республики Узбекистан от 30 апреля 1998 г. (в ред. от 30.04.2013), часть 1 (основная норма) и часть 3 (дополнительная норма[12]) статьи 61 Закона Швейцарии о МЧП).

Согласно части 3 статьи 48 Закона Швейцарии о МЧП закон суда применяется к последствиям брака в том случае, если супруги не имеют в Швейцарии постоянного или обычного местожительства, один из них является гражданином данного государства и одновременно в государстве домицилия супругов не может быть подан иск.

Тенденция развития типов коллизионных привязок в брачно-семейной области связана с укреплением позиций гибких формул прикрепления, то есть привязок, не указывающих на применимое право, а отдающих вопрос выбора компетентного правопорядка на усмотрение суда исходя из фактических обстоятельств конкретного дела. В последние годы в национальном законодательстве ряда государств получили закрепление закон наиболее тесной связи и закон, наиболее благоприятный для сторон (lex benignitatis), которые в доктрине включают в систему принципов международного частного права наряду с автономией воли сторон. К сожалению, в государствах СНГ данные коллизионные привязки пока еще не получили должного распространения и применения.

Закон наиболее тесной связи применяется субсидиарно к правовым последствиям брака (часть 1 статьи 60 Закона Украины о МЧП, статья 25 Акта Японии об общих правилах, часть 4 параграфа 57 Закона Эстонии о МЧП) и установлению родства с лицами одного пола (статья 62 Кодекса Бельгии о МЧП), а формула прикрепления закон, наиболее благоприятный для сторон, – к правам и обязанностям родителей и детей (статья 66 Закона Украины о МЧП), опеке и попечительству (пункт 3 статьи 1109 ГК Республики Беларусь), установлению происхождения ребенка (часть 1 статьи 3091 ГК Квебека). Отметим, что в Законе Украины о МЧП к прекращению брака и усыновлению (если усыновители – супруги, которые не имеют общего личного закона) применяется право, определяющее правовые последствия брака, то есть возможно субсидиарное использование закона наиболее тесной связи.

Новеллой для брачно-семейной сферы отношений является применение ограниченной автономии воли сторон (lex voluntatis). Если в гражданском праве (в области договорных отношений) этот принцип имеет значение исходного, фундаментального начала, то его распространение на сферу международного семейного права только начинается.

В большинстве государств применение принципа ограниченной автономии воли сторон возможно к брачному договору и соглашению об уплате алиментов, а в ряде государств также к правовым последствиям брака (часть 2 статьи 60 Закона Украины о МЧП, статьи 14 и 15 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению), имущественным отношениям супругов (часть 1 статьи 61 Закона Украины о МЧП, статья 52 Закона Швейцарии о МЧП, статья 49 Кодекса Бельгии о МЧП), расторжению брака (параграф 2 статьи 55 Кодекса Бельгии о МЧП, статья 63 Закона Украины о МЧП).

Автономия воли сторон, применимая к указанным выше договорным отношениям в брачно-семейной области, имеет различные критерии ограничения. Во-первых, в Азербайджанской Республике (статья 151.2 СК), Республике Армения (часть 2 статьи 146 СК), Кыргызской Республике (часть 2 статьи 168 СК), Российской Федерации (часть 2 статьи 161 СК), Республике Таджикистан (часть 2 статьи 172 СК) и Туркменистане (часть 2 статьи 20 °CК) супруги могут выбрать применимое право к брачному договору, если они не имеют общего гражданства или общего места жительства. Во-вторых, согласно части 3 статьи 157 СК Республики Молдова супруги по обоюдному согласию могут избрать к брачному договору право государства гражданства одного из супругов. В-третьих, в соответствии со статьей 59 Закона Украины о МЧП супруги могут по соглашению между собой выбрать для брачного договора личный закон одного из супругов или право государства, в котором один из них имеет обычное место пребывания, или, относительно недвижимого имущества, право государства, в котором это имущество находится.

КоБС схожих норм не содержит, поэтому при применении в Республике Беларусь принципа автономии воли сторон при заключении брачного договора, соглашения об алиментах, соглашения о детях или договора суррогатного материнства необходимо руководствоваться статьей 1124 ГК Республики Беларусь (в силу части 5 пункта 1 статьи 1 ГК Республики Беларусь). На наш взгляд, целесообразно разработать в белорусском праве нормы, регулирующие договорные отношения в международном семейном праве, которые должны соответствовать современным подходам коллизионного регулирования в данной области и поместить их в КоБС. При появлении Закона Республики Беларусь о международном частном праве данные нормы целесообразно разместить в разделе, посвященном брачно-семейным отношениям.

Применительно к общей собственности супругов в иностранных государствах различным образом ограничивается воля сторон. Например, согласно части 2 статьи 52 Закона Швейцарии о МЧП супруги могут избрать общий закон домицилия, или право государства, где они намереваются проживать после бракосочетания, или закон гражданства одного из супругов, в соответствии со статьей 49 Кодекса Бельгии о МЧП – закон первого домицилия супругов после заключения брака, домицилий во время совершения выбора права, закон гражданства одного из супругов в момент изъявления воли.

Статья 63 Закона Украины о МЧП допускает использование ограниченной автономии воли сторон в отношении расторжения брака, что является новеллой на постсоветском пространстве и в то же время современной тенденцией развития коллизионного регулирования брачно-семейной сферы в праве европейских государств. К расторжению брака согласно параграфу 2 статьи 55 Кодекса Бельгии о МЧП может применяться по выбору сторон закон гражданства одного из супругов на момент подачи заявления или право Бельгии.

Полагаем, что в КоБС также можно ввести автономию воли сторон применительно к расторжению брака. При этом целесообразно ограничить ее личным законом лиц и законом, наиболее тесно связанным с отношением.

Источник https://cyberpedia.su/3x595d.html

Источник https://studopedia.ru/13_34705_kollizionnie-voprosi-brachno-semeynih-otnosheniy.html

Источник https://law.wikireading.ru/69827

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *